Доброго времени суток!

Экспериментатор. Творец необычных вещей LORA DOO.

Я художник-фрик. Слегка литератор. И капельку фотограф.
Поэтому, здесь вам придется столкнуться с моим геройчиком и его приключениями. Задокументированными любопытным фото-корреспондентом.

Итак. Мой герой.

Бывший служака русскоязычного сектора спецподразделений в иных мирах и пространствах.Ныне на заслуженном отдыхе.
Продолжает по собственной инициативе, на свой риск, заниматься перспективными исследованиями других планет и планов реальности.
Так сказать, из любви к искусству.

Изрядный баечник. Любит, хоть и коротко, рассказать о своих приключениях. Показывая, что здесь вам не там.
Свято убежден, что хорошо работа выполняется только когда есть еще что-то... Например, стырить.
О! Про "стырить" этот человек знает очень много.
Как хорошо стырит идею, чтобы тебя не разгадали. Как легко и неожиданно скоммуниздить технический девайс. Особенно, если он непонятного назначения.

Постоянно имеет дело с разными цивилизациями. Фотографирует то, что его там "зацепило".
И, благодаря своей легендарной клептомании, часто привозит на Землю занятные безделушки. Порой совершенно иррациональные - не похожие на другие. Но являющиеся образчиками иной культуры и технического развития.

Фотография деловитого комиссара звездных дел. В меру брав и сосредоточен. Замышляет очередную проделку.




Мои страницы на других ресурсах:  В контакте    Фейсбук     Etsy     twitter

О молчании

Оригинал взят у anna_paulsen в О молчании

Когда-то, когда я работала в офисе МГИ секретарем, мы с коллегами размышляли над состоянием алкогольного опьянения.
Что алкоголь воздействует на ГМ, контроль коры уменьшается, и у человека проявляются его подавленные потребности или скрытые импульсы.

Кто-то становится агрессивным и крушит все или задирается, кто-то начинает балагурить и занимает все внимание публики, кто-то расслабляется и засыпает, кто-то активно начинает проявлять сексуальность, флиртовать, кто-то щедреет и добреет.

Эти нехитрые наблюдения помогают лучше понимать себя и других. Я вот, например, становлюсь по отзывам близких, добрее и веселее, чем обычно бываю.

Другое тоже нехитрое, но более сложное действие, которое способствует пониманию себя и других, используется в психологии в проективных методиках, в психоанализе.

Это неопределенность.

Когда появляется неопределенность, человек заполняет ее своим актуальным материалом - желаниями, или, например, всем, над чем он сейчас "ломает голову" сознательно или не совсем осознанно.

В контакте же со дна души поднимается взвесь в паузах, в молчании.
Мне всегда интересно наблюдать за собой и за другими людьми, замечая, что неопределенность сложно выдерживать, это раз. А два - тянет в паранойю.

Несомненно, что многих из нас родители воспитывали молчанием: на нас молчали в целях наказать, нас отвергали молчанием в моменты недовольства. В детстве это переживается крайне тяжело.

Но став взрослыми мы часто продолжаем распознавать молчание собеседника как агрессию и отвержение. И сами можем использовать в общении как пассивную агрессию или манипуляцию.

Переход к пониманию молчания как возникновения зоны неопределенности, которая не обязательно означает прерывание контакта, отвержение или манипуляцию, мне кажется происходит с приобретением опыта отношений, опыта доброжелательных отношений и внутреннего ощущения "я хороший".

Вообще надо сказать, переживание себя как "я хороший" дает силы выдерживать отвержение, агрессию, не вестись на манипуляции, не зависать на тех, от кого можно и хочется получать одобрение, а главное - выдерживать неопределенность, не заполняя ее фантазиями об агрессии или отвержение в свой адрес. А это все - роскошь быть устойчивым в непонятных или конфликтных ситуациях, которую можно прокачивать в терапии.

Понимать себя, знать себя, хорошо относиться к себе - дорогого стоит.
И жить с собой таким существенно приятнее.

Выпивать, исследуя свои скрытые потребности и импульсы, тоже интересно. Но менее безопасно и для печени нагрузка получается

Стыд и вина

Оригинал взят у anna_paulsen в Стыд и вина
Читаю лекцию Олега Немиринского "Стыд и Диалог". Захотелось поделиться с вами интересным отрывком:

"На мой взгляд, вина это чувство, появляющееся на выходе из слияния. Когда человек разрушает слияние, он чувствует вину. Это как «пограничный контроль», как официальное предупреждение: «Внимание! Вы покидаете зону единства!» Значение вины может быть понято в контексте движения от слияния к автономии. В частности, вина это удерживание себя от этого движения. Значение стыда, напротив, связано с удерживанием себя от сближения. В одном случае – случае вины – мы видим прерывание движения ОТ другого человека, в другом случае – случае стыда – прерывание движения К другому человеку. «Сообщение», которое несет в себе эмоция, в одном случае – «Это свой человек, а не чужой!» В другом случае «сообщение» противоположно – «Это чужой человек, а не свой!»."

Источник: http://gestalt-therapy.ru/biblio/theor/shame_and_dialog/

post

Оригинал взят у anna_paulsen в post
#меняневзяли Хотелось бы сделать людям приятное и написать какую-нибудь душераздирающую или смешную историю, как меня куда-то не взяли, но как назло в моей жизни все время складывалось так, что как только меня не взяли в одном месте, так тут же взяли в другом, или если не взяли вчера, то сегодня прогремел гром, и почему-то взяли. Это было похоже на то, как будто вылетаешь из одной двери в коридор, и тут же влетаешь в другую открытую дверь. Ну, временами хотелось непонятно чего, и скорее я захлопывала распахивающиеся двери, едва взглянув на убранство комнаты, виднеющейся за дверным проемом. Может быть это происходило потому, что в моей картине мира не могла уложиться мысль, чтобы меня куда-то не взяли. Ну это все равно как если бы мне сказали, что весь воздух на земле кончился. Уж куда-нибудь, да должны взять. И с одной стороны это придает сил идти и искать другую дверь, а с другой обнаруживаешь, что попадаешь не туда, куда хотелось бы, и иногда лучше бы не взяли.

post

Оригинал взят у anna_paulsen в post
Как ни странно, а таки есть в этом парадокс: вот бывают дорогие отношения, в смысле дорогие сердцу, а бывает дешевые, в смысле, таких отношений много можно найти. Но по количеству затрачиваемых ресурсов все наоборот: сердечно-дорогие отношения не требуют мучительных усилий, и может поэтому и дороги, что такое бывает очень редко. А вот те, которые дешевые, там, чтобы выстоять, надо вложить немеряно усилий.

post

Оригинал взят у anna_paulsen в post

По сути, все процессы, называемые травматическими можно разделить на 4 категории.
Шок - когда что-то произошло настолько быстро и интенсивно, что сначала не успел переварить, а потом - не смог.
Утрата - когда потерял что-то важное и как то пытаешься это принять и попытаться жить без этого или заменить чем то, но уже другим.
Отравление - когда много лет питался чем-то совершенно не подходящим, токсичным.
И голодание, когда либо не кормили чем-то совсем, либо кормили так редко и такой ценой, что решил отказаться от этого вида пищи совсем.

Диалог

Оригинал взят у anna_paulsen в Диалог
Диалог возможен лишь тогда, когда два человека могут сказать, чего они друг от друга хотят, могут принять отказ, и интересуются тем, чего они друг от друга хотят. Если люди додумывают, чего они друг от друга хотят, если сам факт озвучивания желания другого человека воспринимается как обязательство к выполнению, если человек не готов переживать фрустрацию как реакцию на отказ, если людям все равно, чего они друг от друга хотят или есть запрет на желания, то тогда диалог не состоится. Будет обмен проекциями с последующим "мордобитием". Многие думают, что для того, чтобы возник диалог, надо, чтобы человек изменился. Да нет, надо, чтобы он мог вот эти все вещи, которые озвучены выше.

Об иллюзии свободы воли

Оригинал взят у anna_paulsen в Об иллюзии свободы воли

Идея эта мало кому нравится. Хотя она и является сутью страдания любого человека. О чем собственно человек страдает? О том, что чего-то не может, не смог или не сможет. И соответствено так же обижается на других за то, что они что-то не могут, не смогли или не смогут. Отсутствие свободы воли - это то самое ограничение, которое принять тяжелее всего. И оно тесно связано с экзистенциальными данностями человека. Кажется, что пока я верю в то, что смогу, действия мои имеют смысл, жизнь имеет смысл, и даже страдания имеют смысл. Нам очень хочется мочь. Мы не любим, когда желания наши не исполняются. Как жить без смысла мало кто знает. Тем не менее, вопросы смысла у нас возникают только тогда, когда мы несчастливы. Жить без смысла - это жить в ладу с собой.

Возвращаясь к страданию, вспоминаю фразу Перлза о том, что клиент приходит в терапию не для того, чтобы излечиться от невроза, а для того, чтобы укрепить его. С какими запросами приходят на терапию? "Помогите мне смочь сделать то, что я не могу." Невроз - это отрицание своих ограничений в попытке избежать переживание фрустрации, которая неизбежна, когда мы встречаемся с тем, что наши желания не совпадают с нашими возможностями.

У многих идея об иллюзии свободы воли вызывает протест, потому как они видят в этом индульгенцию на безответственость. Простите, но если у взрослого человека не развита эмпатия, то никакая вера не сможет его заставить понимать, что другому человеку может быть больно или страшно. При развитой эмпатии совесть теряет свой смысл просто потому, что человек уже автоматически уберегая себя от неприятностей, уберегает от них и других. Мало того, идея эта способна увариться только при уже высоко развитом эмоциональном интеллекте. Поэтому и опасаться тут нечего. И наоборот, именно вера в то, что я могу больше или другой человек может больше, чем мы можем на самом деле, приводит к насилию над собой и над другими в попытке эту фантазию реализовать.

В большинстве случаев люди сфокусированы не на том, чтобы обнаружить пределы своих возможностей и дальше уже опираться на эту реальность, а на том, чтобы преодолеть эти пределы, как будто их нет совсем.

Рождение сверхновой коллекции. Crazy white. 3

На входе в мастерскую меня заинтересовали яркие переливающиеся цветные пятна текстиля, больше похожего на полосы шифона, такого тонкого и прозрачного, что взятый в ладонь и намотанный на пальцы, он тут же превращался в тонкую прядь, скользкую и пластично извивающуюся с ощущением тумана.
Пряди стекали с полукруглой арочной перголы. Между ними мерцали и позвякивали нити бусин самой разной величины и нанизанные в невообразимом порядке.

Внутри мастерской стояла подозрительная тишина.

Да, именно стояла. Внимательно изучая меня глазами, помаргивающими и поводящими друг на друга в пространстве. В полном отсутствии звуков, слыша только шуршание своих движений, я присматриваюсь к этим глазам, пытаясь понять что это все от меня хочет. Это пространство, оснащенное глазами.

И лишь спустя мгновения бесконечного созерцания до меня начинает доходить. В мастерской парили в воздухе готовые изделия. Токай не позаботился о том чтобы их где-нибудь закрепить фиксаторами, на шкафах, или стеллажах, как это обычно делал. Он просто развесил их в воздухе. Один за другим. По мере изготовления. Создав своеобразную атмосфер-р-р-р-ру.

Поправляя на спине мурашки, сбежавшие с загривка, и вставшие дыбом волосы, ведущие себя как иглы дикобраза, я начинаю высматривать сквозь великолепие мограющих изделий самого хозяина мастерской.

Как оказалось, Токай устроил перегородку посреди большого зала. Организовав два прохода по бокам у стен. И увлеченно там за ней возился.

То что предстало моему любопытному взору было похоже на шприц кондитерский, только большой никелированный, закрепленный в подвижном суставчатом кронштейне.

На его округлых боках кто-то со вкусом расположил полный набор деталей музыкального синтезатора, все эти клавиши, настроечные тумблеры, рычажки, дисплеи. Прямо так изогнул и аккуратно закрепил. Получилось недурственно. С моим вкусом к необычному... оценивать такие вещи.

Выяснилось, что работает оно так же. Только наоборот.

Ну это как знаете, обычно вы подбираете ноты на клавишах, а потом на пульте высматриваете и подбираете звучание настройками. А наоборот... это когда вы пальцами рисуете на дисплее фигуры, комбинации из них, завитушки всякие. Потом окрашиваете их в разные цвета.
Потом нажимаете кнопочку "Пуск". И ваш агрегат исполняет "симфонию".

Только вот он симфонию исполняет очень замысловато.

Выпуская из наконечника в пене цветных пузырей массу, тянущуюся как трехцветная зубная паста из тюбика, уже изогнутую лепестками, волнами и прочими "желейными мишками".

Дальнейшее наше с Токаем занятие было почувствовать кто хочет реализоваться.

Мы по-очереди видели картинки там где они появлялись - в пустоте воображения. Практически это и было нашим полем восприятия. И бегали к пульту набрать нужную комбинацию.

Из пены цветных пузырей выпархивали все новые и новые создания. Устраивались на перламутровом белоснежном покрытии дизайнерского стола. Созданного таким образом, чтобы вдохновлять самого избалованного творческого экспериментатора. Техническая новинка, однако.
И это не только результат специального покрытия для работы со специфическим материалом. Но и эстетическое удобство - взгляд, ощупывая поверхность, сначала воспринимает ее бархатистой, а потом очень и очень скользкой.


Пока в пустоте восприятия появлялись новые образы, мы неустанно трудились. Заправляя "шприц" прядями разнофактурного текстиля, тесьмой, кружевом, нитками бусин и отдельными крупными граненными камнями. Пару раз даже мешочки страз засыпали. 32 часа неспешной творческой работы пролетели незаметно. Нам вздумалось поесть. На выходе из мастерской пришлось проталкиваться сквозь рой собственных творений. Висящих в воздухе с удивительной легкостью.

Собственно, именно эту часть коллекции, над которой мы совместно работали, ожидали по прибытию с почтового крейсера, для того чтобы рассказать о ней так подробно заинтересованным слушателям.



Read more...Collapse )